Поиск по материалам:

Вернуться в поиск | События в мире | События в СНГ | События в России

ГлавнаяХроника событийНаучно-популярный журнал «Интеллектуальный капитал»


Судьба издательства «Наука»: сценарии будущего


Рубрика: Научно-популярный журнал «Интеллектуальный капитал»

Автор публикации: Российское информационное агентство «Национальный альянс» Найти все публикации автора

Опубликовано: 04/08/2018 17:30

Судьба издательства «Наука»: сценарии будущего

Много лет на российском рынке научной литературы ведущее место занимало издательство «Наука». Сейчас оно находится в кризисном состоянии. О самом издательстве и судьбе части его уникальной продукции — академических журналах социогуманитарного профиля, которые после аукциона, проведенного Российской академией наук, оказались в ведение издательства, связанного с Государственным академическим университетом гуманитарных наук (ГАУГН), мы беседовали с Денисом Валерьевичем Ниловым-Фоминым, ректором университета.

Денис Валерьевич, в настоящий момент подготовкой академических журналов социогуманитарного профиля занимается издательство ООО «Интеграция: Образование и Наука», тесно связанное с ГАУГН — университетом, который является частью академической экосистемы. Расскажите о нем.

– Традиционно наши университеты принято называть вузами, хотя на самом деле вуз и университет имеют существенные различия. Слово «вуз» пришло к нам из советского новояза, где под ним подразумевалась некая фабрика, где по четко продуманной «наверху» программе и утвержденным чертежам, строго согласно плану, штампуют «запчасти» — куют кадры, способные решать насущные задачи развития страны, будь то инженеры, специалисты в сфере промышленного производства, или же педагогические работники.

Университет устроен несколько иначе, и важное место в его жизни занимает именно научно-исследовательская работа, которая начиная с середины 1920-х гг. была сконцентрирована преимущественно в академических институтах.

В 1990-е гг., с отказом от советской модели управления, произошел разрыв между наукой и высшим образованием, что имело не самые лучшие последствия. Вузы в этот период стали восприниматься весьма утилитарно как место, где получают диплом и соответствующие ему ЗУНы, то есть знания, умения, навыки, которые впоследствии в своей совокупности были дополнены набором профессиональных компетенций.

Перед Университетом же стоят другие задачи, в первую очередь — воспитание академической культуры. Безусловно, наши студенты также приобретают и все необходимые ЗУНы и компетенции, однако это не вуз в фабрично-заводском смысле этого слова. Здесь происходит формирование человека науки — ученого, исследователя, эксперта. 

И по своей структуре это не вуз, где практикуется достаточно жесткая, вертикально ориентированная система управления, а материально-имущественный комплекс представляет собой единое целое. В ГАУГН иная, горизонтальная система управления, которая больше напоминает классическое средневековое устройство университетов, когда каждый отдельный колледж имел высокую степень автономии, свои правила и субкультуру. И мы тоже так структурированы, каждый факультет так или иначе связан с каким-либо академическим институтом или профильной научной организацией.

– Сколько сейчас факультетов?

– У нас 12 направлений подготовки и 10 факультетов. Ключевая идея заключена в том, что студент, приходя в научный-исследовательский институт или научное предприятие, сразу привлекается к научной работе, участвует в семинарах и круглых столах, включается как лаборант в состав исследовательских коллективов. Конечно же, в строгом соответствии с государственными стандартами каждый студент приобретает необходимые ЗУНы и компетенции, но кроме того и значительный опыт серьезной научной работы, и через эту практическую деятельность формируется его научная квалификация. Как результат, не менее 20 % выпускников ГАУГН остаются работать в научной сфере деятельности.

– Что же делают остальные 80% выпускников ГАУГН?

– Когда 25 лет назад создавался университет, то основная идея его отцов-основателей заключалась в том, чтобы сократить дефицит молодых кадров в науке, который был связан в том числе и с демографической ямой, последовавшей за экономическим кризисом. Сейчас ситуация, в том числе и благодаря ГАУГН, несколько выровнялась, но назрел новый вопрос — а сколько собственно молодых выпускников могут принять на работу наши институты, имеющие свое собственное штатное расписание и соответствующие финансовые ограничения. Да и нужно ли столько ученых?

Сейчас в российской науке занято лишь около 1,5 % населения, в то время, как, например, Германия, Китай, США показывают устойчивую положительную динамику, количество ученых там стремительно возрастает.

При этом необходимо отметить, что ученый — это прежде всего тот специалист, кто генерирует новое знание, а людей, которых отличает стремление к новому знанию, в принципе не так уж и много. Исследовательская работа — это всегда риск, как правило, сопряженный со стрессом и значительной нагрузкой. Большая часть населения все же предпочтет видеть своим идеалом спокойную, размеренную жизнь в достатке.

Поэтому наши выпускники, связавшие свою жизнь с работой в университетах и других образовательных учреждениях, очень часто совмещают преподавательскую и административную нагрузку, но при этом, очень важно подчеркнуть, сохраняя неразрывную связь с наукой — не случайно среди них уже около 1 000 кандидатов и докторов наук.

Примерно 30 % выпускников, особенно политологи и историки, идут на государственную службу — в органы власти федерального и муниципального уровней — где они находят хорошее применение своим навыкам экспертно-аналитической работы, воспитанным в университете.

Еще 20—30 % выпускников находят свое применение в медиа-сфере, где на фоне засилья «желтого» формата особо востребовано умение создавать качественные и информативные тексты, что называется «генерировать» качественный контент. Хотя судьбы выпускников складываются по-разному, есть среди них и те, кто посвящает себя самым неординарным профессиям.

Кстати, в феврале 2019 г. нам исполнится 25 лет и летом будет пятитысячный выпускник. Интересно, на каком факультете он будет? Конечно же, мы будем это событие отмечать.

Резюмируя можно сказать, что вуз — это в значительной мере конвейер, который ориентирован на постоянное расширение «производства» кадров. ГАУГН в целом устроен иначе, мы не фабрика, а мастерская, исповедующая индивидуальный подход. Плановый набор на курс в среднем не превышает 35 человек. Именно такое количество студентов позволяет проводить лекцию и семинарские занятия в режиме беседы. 

У нас есть партнеры, которые также разделяют наши взгляды на задачу повышения качественного гуманитарного образования. Например, уже два года как в структуру ГАУГН интегрирован Университет Дмитрия Пожарского, по своей сути являющийся скорее сообществом единомышленников, реализующим свои, порой, весьма уникальные учебные программы по истории, изучению древних языков, экономике. Именно наша сетевая структура и наш опыт взаимодействия с научными организациями позволяет эффективно «преподавать» науку и при этом в полной мере учитывать все необходимые требования российского законодательства в сфере образования 

Одним из партнерских предприятий для ГАУГН являлось и издательство «Наука», на базе которого долгое время вполне успешно развивался факультет книжной культуры, многие выпускники которого и сегодня продолжают успешно работать в издательском деле.

– Денис Валерьевич, как развивается в настоящий момент ситуация, связанная с издательством? Каковы сценарии его будущего?

– Издательство «Наука» в своей нынешней организационной форме федерального государственного унитарного предприятия по факту банкрот. Уже сейчас в суде находится иск, связанный с невыполнением издательством долговых обязательств. Первое слушание состоится в начале августа 2018 г. Соответствующая информация доступна на сайте суда. Судя по содержанию данного иска, «Наука» осуществила закупку компьютерной техники на сумму 900 тыс. рублей, оплатить которую оказалось не в состоянии. Более того — руководство издательства даже отказалось оплачивать поставку. Хотя, казалось бы, возникает резонный вопрос: зачем покупать что-либо, да еще на такую сумму, если нет денег и не можешь это оплатить. Руководитель должен понимать, что он делает. Чем вызвано такое странное поведение? Непрофессионализмом? Если же видеть в подобных действиях умысел, то напоминает это, скорее, преднамеренное доведение предприятия до банкротства.

– Кстати, кто сейчас руководит издательством «Наука»?

– В октябре прошлого года туда была назначена «команда спасения», состоявшая в основном из чиновников ФАНО России. Сейчас руководство издательства отказывается платить по своим долгам. По всей видимости на них будут подавать в суд и другие поставщики. Очевидно, что форма ФГУП для «Науки» экономически несостоятельна. Хотя, возможно, они найдут эти деньги, ведь по закону государство должно оплачивать долги своего предприятия, но теперь решение о его будущем за Министерством науки и высшего образования Российской Федерации.

– Каким вам видится ближайшее будущее издательства «Наука»?

– Есть несколько сценариев развития событий. Первый — Министерство оставляет все как есть, но тогда ввиду новых исков рано или поздно будет запущена процедура банкротства, произведена опись имущество, осуществлена блокировка счетов.

Кадровые перестановки внутри издательства ничего уже не изменят: если пригласить команду профессионалов, искусных в деле антикризисного менеджмента, то им, во-первых, нужна хорошая зарплата, а во-вторых, гарантии — хороший управленец дорожит своим реноме, а весьма вероятная неудача в деле спасения издательства очевидно останется черным пятном на их репутации.

Второй вариант — реорганизация. В этом случае издательству необходимо поменять организационно-правовую форму — либо стать бюджетным учреждением и получать субсидию от государства на выпуск научной литературы, либо превратиться в акционерное общество, но это поставит издательство перед необходимостью искать пути решения точно тех же проблем, что и раньше. Велика вероятность, что государство, как держатель 100 % акций, просто выставит их на аукцион, и издательство уйдет в частные руки «с молотка».

Но существует еще один, более конкретный вариант: «Наука» может быть реорганизована в бюджетное учреждение и присоединено к какой-либо сильной и экономически состоятельной организации — университету или даже непосредственно к Российской академии наук, в чьей экосистеме мы существуем. Однако подобный шаг потребует от принимающей стороны смелости взять на себя долги издательства и решить связанные с ними проблемы.

Ключевая проблема, на мой взгляд, заключена в устройстве современного нам научного мира. Безусловно результаты научных исследований являют собой уникальный с точки зрения практического применения массив объективных данных, но разве много найдется желающих покупать научную информацию? В России этот сегмент пока чрезвычайно плохо включен в систему издательского рынка, так как требует со своей стороны больших затрат: научные тексты нужно уметь читать и понимать, нужно уметь с ними работать, как это, например, прекрасно умеют делать наши выпускники. К тому же издательство «Наука» остается ориентировано на «бумагу», на подписную модель без продвижения и рекламы в социальных сетях — наш традиционный научный издательский бизнес просто не умеет работать с онлайн-изданиями.

Представим, возвращаясь ко второму варианту, что кто-то из крупных игроков может выйти на аукцион. Кому может быть интересна их покупка? Это либо издательство «Просвещение», либо его конкуренты — «АСТ», «Дрофа» и другие. К слову, что касается «Просвещения», когда-то оно тоже было унитарным предприятием, выпуская до 80 % всех школьных учебников. Затем, испытывая схожие затруднения, оно было выставлено на аукцион, где его приобрела компания «Олма Медиа Групп». «Просвещение» после этого ожидаемо претерпело весьма существенные изменения, была проведена модернизация, в целом поменялся формат работы сотрудников, появились другие требования.

Однако даже для этих издателей, близких к «Науке» по своему профилю, рынок научной литературы — сложный, непонятный, даже, можно сказать, токсичный. Они вряд ли захотят в него войти, так как, скорее всего, не знают, как продавать научный контент. Нужен ли в принципе отечественному издательскому бизнесу такой сложный, непонятный и рискованный бизнес как издание научной литературы? Целевая аудитория – мизерная, подписка –  небольшая.

За рубежом успешные примеры имеются. Например, это издательство «Elsevier», которому принадлежит известная наукометрическая база «Scopus». Для сравнения, наша отечественная наукометрическая база РИНЦ не имеет никакого отношения к издательству «Наука». Мы также следим за опытом «Oxford University Press» и «Cambridge University Press», которые несмотря на постоянные разговоры о падении продаж, выглядят на фоне «Науки» чрезвычайно успешными.

Кстати, кроме названных издательских групп на аукцион могут выйти и девелоперы с «живыми» деньгами, полученными от застройки. 

– Девелоперы?

– Конечно! Издательство «Наука» имеет немалые и завидные активы недвижимости в Москве. Это здание на Шубинском переулке, д. 6 — типография со стенами из царского кирпича, в золотом кольце московских гостиниц, прямо напротив здания МИД. Здание, в котором мы сейчас находимся — Мароновский переулок, д. 26 — тоже до сих пор записано за «Наукой». А есть еще ул. Профсоюзная, д. 90, несколько гектаров земли в Люберцах, здания в Санкт-Петербурге и Махачкале и т. д. Если эта недвижимость перейдет в руки девелоперов, то очень скоро мы получим в тех же адресах, например, офисные помещения или, например, гостиницу. Сотрудники «Науки» скорее всего будут уволены, а судьба научных журналов новых собственников не будет интересовать и подавно.

Так что, судьба издательства «Наука», его штата работников — научных редакторов, профессиональных корректоров и верстальщиков теперь в руках Министерства науки и высшего образования.

– Денис Валерьевич, а теперь перейдем к судьбе социогуманитарных журналов РАН, ранее издававшихся в издательстве «Наука», о чем много говорилось в мае с.г. на посвященной этому пресс-конференции в МИА «Россия сегодня».

– Из 140 журналов РАН в нашем «пакете» оказалось 49, среди которых оказались не только социогуманитарные издания, но также ряд технических и междисциплинарных журналов. При этом все же почти половина из них — тематически «наши», то есть соответствуют профилям подготовки университета, а нередко и кадрово тесно связаны с нашим университетом. Например, главный редактор журнала «Вестник древней истории», член-корреспондент А. И. Иванчик — одновременно и профессор ГАУГН, и главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

Несмотря на то, что судьба «Науки» неопределенна и туманна, научные журналы — об этом было уже много сказано — должны продолжать издаваться. Некоторые из них далеко не в самой лучшей форме, что влечет в свою очередь проблемы в части выполнения требований Высшей аттестационной комиссии к научной периодике, не говоря уже об международных наукометрических базах данных. Поэтому необходима их постепенная, в первую очередь, технологическая модернизация.

– Да, но как войти в эти базы журналам, для которых это составляет по многим причинам серьезную задачу?

– Очень просто. Мы, хотя бы даже на примере нашего Электронного научно-образовательного журнала «История», индексируемого «Web of Science», уже прошли этот путь. Этот журнал — наш флагман, он был создан в 2010 г. и с момента своего основания рассматривался исключительно как сетевое онлайн-издание и программировался соответствующе. Печатные выпуски у нас используются исключительно для презентаций и как подарочные издания.

Или вот, например, вопрос о DOI (Digital Object Identifier — уникальный идентификатор цифрового объекта, например, публикации – прим. ред.), который так важен для сохранения и поиска научных статей в Интернете и, следовательно, для отчетности отдельных ученых как авторов публикаций, так и для научных организаций в целом. В «Науке» DOI нередко только писались на бумаге, но при этом, собственно, в каталог «Сrossref», который по факту их присваивает, не вносились. Ведь для издательства это дополнительные расходы, а, как результат, статьи с фиктивными DOI не могли быть учтены в научных отчетах, так как просто отсутствовали в каталоге «Сrossref»! Страдали от этого и авторы, и научно-образовательные учреждения, с которыми они были аффилированы. Наконец, страдала от этого и репутация самих журналов, причем, не по своей вине.

У нас, конечно, есть предложения по развитию социогуманитарных журналов и на перспективу, но пока наши практические планы ограничены датой 31 декабря 2018 г. по условиям выигранного нами аукциона и техническому заданию контракта с Российской академией наук.

– Большое спасибо за интервью. Мы обязательно вернемся к этой теме.

Фото предоставлено Д.В. Ниловым-Фоминым 

Российское информационное агентство «Национальный альянс» 

Еще на эту тему:Придет ли блокчейн в мир науки: перспективы научных журналов Российской академии наук

Цивилизационные ценности и роль независимых СМИ в цифровых трансформациях экономики

Научная электронная библиотека: меняются правила, суть остается.

Российский региональный индекс научного цитирования: новации и проблемы.

Гонка биомедицинских технологий: где появится первый «боле-о–метр» в США или в России?

ИНИОН РАН: жизнь после пожара и планы на будущее.

Часть II: ИНИОН РАН: жизнь после пожара и планы на будущее

Часть I.Планы и перспективы «Thomson Reuters» в России.

Часть II.Планы и перспективы «Thomson Reuters» в России.

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников.
Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Исключительные права на материалы, размещенные на сайте, в соответствии с законодательством РФ об охране результатов
интеллектуальной собственности принадлежат РСИ "Первый национальный", и не подлежат использованию другими лицами в любой
форме без письменного разрешения правообладателя. По вопросам приобретение авторских прав и рекламы обращаться в редакцию.
Статьи со знаком V публикуются на правах рекламы. Материалы со знаком А обозначают авторский материал редакции.
Издание выходит ежедневно. Информационная поддержка осуществляется Российским информационный агентством "Национальный альянс".


(c) 2010 - 2018 Российское сетевое издание «Первый национальный», ЭЛ № ФС 77 - 59520 от 3 октября 2014г. выдано Роскомнадзором Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+).